TATA STUDIO

TATA STUDIO
Фильмы
Проекты
Саундтреки
Трейлеры
Фестивали
Персоналии
Пресса
Киноресурсы

«Другое кино», май 2003

Щит Минервы

Производство: TATA STUDIO, Россия, 2003

Автор сценария/режиссер: Сергей Ткачёв

Операторы: Илья Дёмин, Сергей Политик, Сергей Ткачёв

Музыка: Сергей Ткачёв

В ролях: Дмитрий Шевченко, Жанна Эппле, Екатерина Гусева, Юрий Степанов, Галина Тюнина, Вячеслав Гришечкин, Валерия Ганкина, Ирина Гринёва, Наталия Ткачёва

Жанр: Мелодрама

Преуспевающий писатель узнает, что жена увлечена другим и в ближайшее время оставит законного супруга. Что делать, если учесть, что писатель действительно безумно любит жену и не может представить жизни без нее? Можно нанять частного сыщика, чтобы зафиксировать факт измены на фото, закатить сцену, угрожать расправой, в конце концов, убить в припадке ревности. Что еще может подсказать фантазия? Герой, кстати, воплощает в жизнь первый пункт из приведенного «джентльменского набора» — правда, в роли сыщика выступает друг детства. Но сцены с мордобоем не последовало. Ибо там, где у обычных людей фантазия кончается, у писателя начинается реальность… Герой инсценирует травму позвоночника во время горнолыжного отдыха и является пред очи супруги в инвалидной коляске. Расчет прост: женщина не посмеет бросить человека, нуждающегося в постоянном уходе. Правдоподобие замысла обеспечивает писателю все тот же друг детства, заведующий хирургическим отделением в крупной клинике. Так появляются диагноз, сиделки, процедуры и другие детали. Писатель надеется, что пока жена будет за ним ухаживать, он сможет исправить положение и вернуть любовь…

Ну чем эта история может завлечь искушенного зрителя? Ни выстрелов, ни взрывов, ни особых глубин морального разложения. Вопреки расхожему мнению о том, что без секса и насилия кино не продается, дебютант Сергей Ткачев отважился снимать кино именно без этих атрибутов кассовости. За чем следить? Главный герой в инвалидном кресле — не очень-то мобильный персонаж, да и профессия его какая-то не бойкая: особо вокруг ничего не навертишь. Что имеем? Приходят к инвалиду разные люди, болтают о всяком, смеются, молчат… Сестра приехала из Америки — вроде, намечается любовная линия с собственным братом, но как-то никуда не приводит, и уж думаешь, что ничего такого и не было, просто очень хотелось… Приходит сиделка к больному — симпатичная дама молодая: туда-сюда, прыг в постель к писателю. Ура, порок! А она ушла тихо и всё. И все?! И вот всё так! То еще действие!.. Но как-то исподволь, по интонации вроде пустяковых разговоров, необязательных вроде движений возникает вдруг ощущение естественности и натуральности происходящего, почти полностью утраченное в сегодняшнем нашем кино. И вдруг выясняется, что за этой доверительно-бессмысленной возней следить как-то приятно и хорошо, как-то отдохновенно. И вдруг ловишь себя на том, что схваченный оператором взгляд актера заменяет десяток страниц сценария иного фильма, что про героев что-то понимаешь не из монологов, а как-то по-другому… Как в жизни. И уже не так становится важно, чем закончится этот обман (хотя, конечно, коллизия!), а важно, чтобы просто еще пожили бы эти люди своей жизнью у тебя на экране. И можно даже без выстрелов… И без истерики.

Хочется верить, что этот фильм все же определит какой-то новый этап нашего кино — когда вдруг пропадут из кадра бандиты, когда появятся актеры не «раскрученные», а просто очень хорошие, когда бюджет фильма не является главным пунктом рекламной кампании, когда «монтаж во Франции» и «сведение в Лондоне» — не главные задачи режиссера. Когда на пресс-конференции он не объясняет, что «согласен на Венецию, только если откажутся Канны». Если бы это все отсохло, остались бы просто те, кому важно снять для себя про других. Или для других про себя.

Но такое, наверное, невозможно…

Филипп Кукин


TATA STUDIO
EESG (East-European Sarcoma Group) Форум Помоги делом